Forum of Lithuanian History

Forum of Lithuanian history is a place for discussion on the urgent problems of the Lithuanian history. Share your opinions!

Moderator of the forum - Tomas Baranauskas

Our website - Medieval Lithuania
viduramziu.istorija.net/en/


[ Taisyklės ] [ Правила ] [ Rules ]
 

Medieval Lithuania
Search | User Listing Forums | Calendars | Albums | Quotes | Skins | Language
You are logged in as a guest. ( logon | register )

Random quote: "Все исторические законы имеют свой срок давности." Мария фон Эбнер-Эшенбах
- (Added by: Tomas Baranauskas)


Русско-литовская школа в Москве
[Frozen]

Moderators: Ibicus

View previous thread :: View next thread
  Frozen      ФОРУМЫ -> Обо всём... Message format 
 
Довмонт
Posted 2004-04-15 17:44 (#9815)
Subject: Русско-литовская школа в Москве



Expert

Posts: 1846
500500500200100101010105
Из беседы с представителем Правительства Москвы участник форума Daumantas узнал, как важно, чтобы литовцы в Москве сохранили свой язык и свою культуру. А русским литовская культура тоже интересна.

Средняя общеобразовательная русско - литовская школа N 1247 “Шальтинелис”. 107500, Москва, Госпитальный пер., 3. Тел. 267-75-36. В первую очередь принимаются дети из литовских семей и из смешанных - тех, где хотя бы один родитель - литовец. Основная задача тестирования при приеме - выявить способности ребенка, его склонность к языкам. В этой школе можно начать учебу с любого класса. В литовской программе особое место отведено художественному развитию учеников: изобразительному искусству, народному пению, танцам. На базе русско - литовской школы «Шальтинелис» создаются более комфортабельные условия для работы в Москве Центра литовской культуры.

Небольшое здание в центре Москвы, с маленьким сквериком. Я поднимаюсь по лестнице, и ватага ребятишек выбегает мне навстречу. Один из них неловко толкает меня ранцем и тут же говорит: «Ой, атсипрасай». Потом поправляется: «То есть извините». Я пришла в единственную в Москве русско-литовскую школу. Наталья ЛИСАПОВА, Москва ФОТО: РИА "Новости"

Такое ощущение, что я попала не в официальное учреждение, а в гости: маленькие комнаты, много цветов, на стенах детские рисунки. Столовая напоминает семейную гостиную — за накрытым белой скатертью столом завтракают около двадцати детей. При моем появлении разговоры стихли, все положили ложки и вилки. «Проходите к нам, садитесь», — вежливо предложила девочка, сидящая с краю стола. Я отказываюсь — сначала мне надо найти директора, побеседовать с ним.
«Давайте мы вас проводим», — тут же встают из-за стола двое 14-летних ребят. Мы проходим по коридору к комнате с массивной дверью. Один из провожатых просовывает голову в дверь: «К вам можно?», а потом пропускает меня вперед. Из-за стола встает светловолосая женщина с распущенными волосами, приветливо улыбается мне: «Ну что ж, давайте знакомиться. Я — директор Сальвига Прановна Валаткайте».
От стола до столоса...
Первое, о чем я спросила г-жу Валаткайте, — как вообще появилась идея создать в Москве такую школу?
— Все началось в 1991 году, — ответила Сальвига Прановна, — Проект был вначале нацелен на детей из смешанных браков. Мы хотели дать им возможность знать обе культурные традиции, язык. Первые три класса открылись в старом литовском посольстве, а потом мы переехали сюда. Принимали мы, разумеется, и детей-литовцев, родители которых приехали на работу в Россию. Эти ребята вообще плохо владели русским и не могли учиться в обычной российской общеобразовательной школе. А потом произошло и вовсе неожиданное — к нам стали приводить местных детей, чьи родители никакого отношения к Литве не имели. Мы удивлялись — зачем, почему? А родители отвечали, что им нравится наша школа — классы маленькие, подход ко всем индивидуальный, обстановка почти домашняя. В общем, стали мы брать и местных детей — их называют «русскоязычными».
Двух таких «русскоязычных» я встретила на лестнице. Они переговаривались на забавной смеси двух языков:
— Вообще кап секаси (как дела)?
— Герай (хорошо), если б не черчение, — ответил его приятель.
«Мы уже со второго класса учим литовский», — рассказал мне 13-летний Аркадий.
— Сложно? - посочувствовала я.
Его приятель замотал головой: «Да нет. Литовский чем-то похож на русский. Только «с» в конце прибавляй: «стол» — «столос», «шкаф» — «шкафас».
«Литовцам хорошо, у них он всего два раз в неделю, а у нас четыре», — добавил Аркадий.
— У всех наших учеников разный уровень владения литовским языком, - пояснила потом Сальвига Прановна, — есть русские, а есть дети из литовских семей, временно приехавших в Россию. Приходится искать индивидуальный подход к каждому ребенку. На литовский язык каждый класс делится на три группы: одна — для тех, у кого литовский родной, другая — для детей, у кого литовский второй родной (это дети смешанных браков), и третья — для тех, у кого он иностранный.
Что в фенечке тебе моей?
У директора в кабинете на стене висело школьное расписание. Помимо обычных алгебры, физики и литературы, там значились уроки народного танца, русско-литовской изостудии, исторической грамматики. Сальвига Прановна разрешила мне побывать на занятиях.
...Когда я вошла, музыка остановилась, и восемь пар окружили меня. «Мы учим литовский танец «Кубилас». Хотите попробовать потанцевать с нами? — тут же спросила 11-летняя Альма. — Вам понравится». Я кивнула. Альма, взяв меня за руку, начала показывать, как надо двигаться: на счет раз — ногу вправо, потом левую вперед, правую за нее как бы косичкой, — старательно объясняла она.
Ноги у меня заплетались. «Ничего страшного, — улыбнулась учительница. — Для первого раза у вас неплохо получилось. Мы же год уже занимаемся». Чтобы не мешать уроку, я собираюсь уйти. Альма тянет меня за рукав: «Приходите на следующий раз, мы тут русскую народную барыню танцевать будем».
...В изостудии пахло гуашью. Трое девятиклассников старательно копировали на большой лист ватмана узор с полоски ткани. На листе бумаги постепенно появлялись причудливо переплетавшиеся красные и золотые листья и ветки.
«Такие орнаменты обычно нашивались на свадебные платья. Красный цвет был пожеланием здоровья, а золотой — долголетия, — поясняет 15-летний Арджинас. — А узор из переплетенных ветвей считался мистическим и приворотным — как эти ветки переплетались, так неразрывно должны быть связаны будущие муж и жена».
«У нас после изучения этих орнаментов: какой что значит, вообще мода пошла, — добавляет его приятель Виталий. — Девчонки сговорились, и несколько из них вышили разные орнаменты — одна на рукаве, другая на чехле для сотового, третья — фенечку на руку. Узоры разные — один означает, что она влюблена в кого-то, другой — наоборот, разочаровалась. Вот так общаешься с ней, потом замечаешь этот орнамент — и думаешь, не про тебя ли это?»
Вначале было слово ...
На уроке по грамматике дети писали диктант, поэтому я быстро заскучала. Пока ребята последний раз проверяли контрольные, учитель мне пояснил: «Мы изучаем современный и древний литовский, смотрим, как он менялся, как появлялись те или иные грамматические формы. Сравниваем его с историей развития русского.
Ребята не просто изучают грамматику — они начинают понимать, как развивались наши страны. Ведь язык все впитывает: например, период, когда много было заимствований, означает время войн и завоеваний».
— Мы не делим учеников по национальному признаку, — потом рассказала об этих предметах Сальвига Прановна. — У нас все дети изучают и литовскую культуру, и русскую. Иначе возникнет такое отношение: если я не литовец, то мне это не надо. А это корни равнодушия и межнационального непонимания. Мы же стараемся воспитать уважение к другим.
История замка
«Заходите к нам тоже», — позвали меня на большой перемене ребята из седьмого класса. Весь класс — одиннадцать человек — уместился в маленькой классной комнате, стены которой были завешаны фотографиями.
— Это вы где? — спросила я, рассматривая радостные, загорелые лица на снимках.
— Это Каунас, замки, а вот посмотрите — настоящий крестьянский хутор, — несколько голосов перебивают друг друга. Оказалось, каждое лето вместе с Министерством национальных меньшинств Литвы школа организует этнокультурные экспедиции и путевки на отдых в Литву. Право поехать получают те, кто хорошо учится, вне зависимости от национальности.
— В Москве мы много рисовали национальные орнаменты, — рассказал Алексей, один из отличников изостудии. — Во время поездки в Литву нас специально возили по хуторам, где сохранились старинные дома. Так интересно — древние орнаменты на замках и засовах! Столько веков провисели — и ни следа ржавчины. Теперь я знаю, что если на замке нарисован орел — он оберегает дом от лихих людей, разбойников, а если две скрещенные метлы — от злых духов.
Масленица по-литовски
«Мы вообще очень весело живем, — вступил его сосед по парте Илья, — потому что у нас в два раз больше праздников: мы и российские отмечаем, и литовские».
— Много получается?
— А вы прибавьте к нашим еще День мамы, Ужговинес, ярмарку Казюкаса, которая проводится на Масленицу.
«Ярмарка — это здорово, — продолжает стоящая рядом темноволосая Катя. — Тут многие изобретают оригинальные товары — всем хочется продать что-то, заработать денег, чтобы не просить у родителей. Я, например, для прошлого Казюкаса сплела несколько фенечек (браслетов на руку) цвета литовского флага. Так их за полчаса раскупили».
«В позапрошлом году на Казюкасе у учеников купили целую выставку рисунков, — с гордостью отметит потом Сальвига Прановна. — И украсили ею новый офис».
«Мы все праздники справляем здесь, сами накрываем стол, — рассказывает 15-летняя Сильва. — Я тут готовить по-литовски научилась. Теперь могу и картофельные пироги испечь, суп из бычьих хвостов сварить». «А за нашим чесночным черным хлебом даже из посольства приходили», — делится Альма.
Будем расширяться?
Такое ощущение, что у школы совсем нет проблем. В ответ на эту фразу директор грустно улыбается:
— Самая большая наша беда — это дефицит места. В школе учится всего 175 детей, потому что помещения не рассчитаны на большее количество. Приходится многим отказывать, хотя желающих попасть к нам уже сейчас очень много. Но мы будем расширяться, переезжать в новое здание.
Нам должны помочь, ведь у школы очень хорошая статистика. К примеру, из 12 учеников первого выпуска 11 получают высшее образование в Москве, Каунасе, Вильнюсе.
…Попрощавшись с директором, я вышла на крыльцо школы. Рядом, у доски объявлений, стояли две женщины — мамы «русскоязычных» учеников. И я решила задать им мучающий меня вопрос: все-таки почему они решили отдать ребенка в литовскую школу?
— Вы понимаете, — пояснила мне Ольга Анатольевна, — тут к каждому ребенку индивидуальное отношение. У меня девочка была очень стеснительной, боялась перед классом отвечать. А тут освоилась. Детям хорошо — учителя их почти не ругают, к ним относятся, как будто они дома. Да здесь все друг друга знают в лицо и по именам. Дети понимают — о любом проступке сразу узнает вся школа. Наверное, поэтому и не шалят.
— Мы отдали сына, думали, первые пару классов поучится здесь, — вступила Татьяна Васильевна. — Обстановка почти домашняя, учителя очень доброжелательные, да и от дома нам близко. Ну а как дело до языка дойдет, переведем в английскую. Но он за два года так со всеми сдружился. Да ему и литовский изучать нравится. Он все мечтает в Вильнюс съездить, с местными пообщаться. Я и решила — пусть доучивается».
Я же пошла к воротам, когда почувствовала, что меня кто-то тянет за рукав. Передо мной стояли мальчики, которые провожали меня к директору. «Вы же у нас так и не пообедали, — сказал один из них. — Возьмите хоть это». В свертке лежали яблочные пирожки с корицей, еще теплые. «И обязательно приходите к нам на ярмарку Казюкаса — вам понравится», — добавил второй мальчик.
«Обязательно, скоро буду», — ответила я. И только потом поймала себя на мысли, что так говорят, уходя из дома…  


http://www.baltberega.lv/index.php?id=100
Top of the page Bottom of the page



Frozen
Jump to forum :
Search this forum
E-mail a link to this thread

 

(Delete all cookies set by this site)
Running MegaBBS ASP Forum Software
© 2002-2019 PD9 Software