Forum of Lithuanian History

Forum of Lithuanian history is a place for discussion on the urgent problems of the Lithuanian history. Share your opinions!

Moderator of the forum - Tomas Baranauskas

Our website - Medieval Lithuania
viduramziu.istorija.net/en/


[ Taisyklės ] [ Правила ] [ Rules ]
 

Medieval Lithuania
Search | User Listing Forums | Calendars | Albums | Quotes | Skins | Language
You are logged in as a guest. ( logon | register )

Random quote: "Anyone who believes you can't change history has never tried to write his memoirs." David Ben Gurion
- (Added by: Tomas Baranauskas)


РАЗ И НАВСЕГДА: о языке
[Frozen]

Moderators: Ibicus

View previous thread :: View next thread
  Frozen      ФОРУМЫ -> Рядом с историей Message format 
 
Afrika
Posted 2009-08-17 11:26 (#66369)
Subject: РАЗ И НАВСЕГДА: о языке



Elite Veteran

Posts: 605
5001005
Интересно, что Томас сможет ответить по этому поводу? Мне кажется, ничего...

------------------

РАЗ И НАВСЕГДА, О РАЗГОВОРНОМ ЯЗЫКЕ ВЕЛИКИХ КНЯЗЕЙ И ЛИТОВСКОЙ ЗНАТИ В 14-15 ВВ.

Прекрасно известно, что великие князья литовские и литовские вельможи всегда писали свои грамоты на белорусском языке. В то же время никаких свидетельств летувисского языка (ни единого слова) в государственной деятельности Великого княжества Литовского на всем протяжении его пятивековой истории нет: ни один великий литовский князь или вельможа никогда в жизни не написал ни одной грамоты на летувисском языке. Тем не менее, летувисы, с присущей им хитростью, утверждают, что те тысячетомные собрания грамот и писем великих князей и литовской знати на белорусском языке, которые мы видим, – это всего лишь навсего, якобы, "ПЕРЕВОДЫ" на белорусский язык, сделанные якобы с "родного", (разговорного, устного, бытового, каждодневного) языка великих князей и бояр. Этим самым утверждается концепция летувисов о себе, как о будто бы "тайном", подпольном народе, который абсолютно никак не проявлял с помощью языка своего существования, иногда даже "превращаясь" в Ходкевичей, Сапег, Острожских (но при этом оставаясь летувисами), а затем в 19 веке снова обратно превратился в маленький летувисско-говорящий народ. Не говоря уже о том, что сама такая концепция абсолютно фантастична, рассмотрим краеугольный камень летувисской концепции: тот самый разговорный, устный, родной, бытовой, каждодневный язык великих князей литовских и литовской знати в 14-15 вв., о котором летувисы утверждают, что он якобы летувисский (на том простом основании, что говорящие на нем назывались "литвинами" – хотя прекрасно известно, что "литвинами" в ВКЛ всегда назывались белорусы).
Проверить правильность такого утверждения элементарно просто. Отбросим оригинальные белорусские грамоты, коль летувисской стороне они так не нравятся. Возьмем действительно настоящие ПЕРЕВОДЫ грамот великих князей и литовских бояр на латынь и немецкий язык, и рассмотрим эти переводы. Существуют две возможности:
1) если разговорным языком (тем языком, на котором диктовался ОРИГИНАЛЬНЫЙ ТЕКСТ грамоты для перевода) действительно был летувисский, то в переводе могут появляться непереведенные летувисские слова и термины – такое часто бывает при переводе, и может свидетельствовать о языке оригинала; как мы увидим дальше, такое случалось и в 14-15 вв. С другой стороны, в таком случае в переводе НЕ ДОЛЖНО быть никаких непереведенных слов из других языков, в частности из белорусского; хотя бы это может хоть косвенно указывать на оригинальность летувисского языка.
2) второй вариант: если разговорным (родным, устным, бытовым) языком был белорусский – то в тексте перевода могут появляться непереведенные БЕЛОРУССКИЕ слова; это будет означать, что язык оригинала – белорусский, то есть абсолютно тот же самый язык, который мы видим в тысячах томов грамот и документов великих князей и литовских магнатов, включая и самые ранние грамоты князей и великих князей Герденя 1264 года, Любарта 1322 года, Ольгерда 1347 года, Евнута и Кейстута 1352 года и др.

Какой из этих вариантов правилен? Правилен второй вариант; правильный ответ: белорусский язык. Возьмем переводы грамот великих князей литовских и литовских вельмож из 14-15 веков (в шестнадцатый век и ходить нечего – там и так всё понятно, кто такие литвины).

В грамотах великого князя литовского Ягайло от 1387 г. в латинском тексте попадаются такие транскрибированные (написанные латинскими буквами) слова: "уставное лукно" (stawna lukna) (единица измерения), "серебщина", "полюдье" (виды налогов), "подводы" (транспорт), "детские" (старославянский термин, обозначавший посыльных при княжеском дворе); также упоминаются "гаи" (рощи по-белорусски), "боры" и "яз" (сеть для ловли рыбы) в Нёмане. "Уставное лукно", лукно пятипядное, а также пудло пятипядное и шестипядное и др. были старославянскими единицами измерения, преимущественно сыпучих веществ и мёда.
(Codex Ecclesiae Vilnensis, №№ 1, 6, 9)
Я думаю, не нужно объяснять, из какого языка могли попасть в этот текст указанные слова ЯЗЫКА-ОРИГИНАЛА. Очевидно, во время надиктовки великим князем Ягайло на своем УСТНОМ ЯЗЫКЕ текста грамоты для перевода на латынь, писарь-переводчик оставил калькированными такие слова, как "серебщина", "полюдье", "уставное лукно", "гаи" и др., транскрибировав их, так как в латыни нету подходящих слов.

Великий князь литовский Витовт в своем латинском письме, написанном в начале 1390 года, употребил такие записанные латинскими буквами слова: не только термины "бояры", "воевода" (которые могли быть международными), но и простое слово "темницы".
В своей дарственной грамоте от 20 апреля 1411 года, писанной на латыни, великий князь литовский Витовт употребил такие слова, как: "stawna lukna mellis" (уставное лукно мёда), "stacionics poludze appelato" (налог, называемый "полюдзье"), "triginta pudis mellis" (тридцать "пудов" мёда). Между прочим, под грамотой в качестве свидетеля подписался виленский воевода Альберт Монивид, и подписался в латинском тексте именно как "воевода".
В 1423 г. великий князь литовский Витовт подтвердил дарственную грамоту виленского воеводы и каштеляна Альберта Монивида. В латинской подтвердительной грамоте Витовт писал, что на содержание часовни Виленского кафедрального собора Монивидом отписывались: "лукно шестипядное" (lukna szescipiadna) (единица измерения) мёда, от "семей" Львовичей и Небутовичей; и "лукно пятипядное" от трёх "семей" Терентьевичей. (привет насчёт этнического состава населения Вильны: Львовичи, Небутовичи, Терентьевичи).
(SRP, t.II, Leipzig, 1863. p. 712-714; CEV, №55, 56)
Вывод? Диктуя текст грамот, великий князь Витовт говорил на языке, в котором существуют слова "темницы", "уставное лукно" и "семьи". Эти слова даже были калькированы переводчиком в латинский текст без изменения. Наверное, не загадка, какой это был язык.

Родной брат великого князя литовского Витовта – князь Жигимонт Кейстутович – скрепил дарственную грамоту для костёла в Геранёнах от 11 ноября 1411 года своей печатью с кириллической надписью "Печать Князя Жикгимонта". В этой грамоте, которая была написана на латыни, при перечислении дарений употреблялись такие слова: "pullam mellis, vulgariter dicitur szescipanthne pudlo" (мера мёда, ПО-НАРОДНОМУ называемая "шестипядное пудло" (единица измерения)), "vulgariter dicitur panczipanthne pudlo" (по-народному называемая пятипядное пудло), "vulgariter dicitur pud vosku" (ПО-НАРОДНОМУ называемый "пуд воску"). Обычное просторечное белорусское выражение – "пуд воску".
(CEV №56).
Наверное, тоже не секрет, на каком языке князь Жигимонт Кейстутович диктовал оригинал грамоты, и на языке какого народа "по-народному" назывались "шестипядное пудло" и "пуд воску".

Теперь о литовских вельможах.
Племянник Альберта Монивида (виленского воеводы) – Семён Гедыгольдович был сыном известного литовского боярина Юрия Гедыгольда, представителя известно литовской боярской фамилии, он безусловно "литвин", к "русинам" его отнести никак нельзя. В своих дарственных грамотах от 1451 года Семён называл себя "намесником" Смоленским, а в перечислении даров употреблялись транскрибированные на латынь слова "устав" мёда, "пашня" и "сеножаци".
(CEV, № 202, 203)
На каком языке Семён Гедыгольдович диктовал устный текст грамоты – тоже, наверное, не загадка.

Паны Кезгайлы, безусловно, были "литвинами". Современные жмудисты даже пытаются записать их в жмуды. Давайте посмотрим, на каком языке Кейзгаловичи общались дома, в быту. Сделать это очень просто.
В грамотах Яна и Михала Кезгайловичей от 22 и 29 февраля 1476 года говорилось о "пудах" (pudis) мёда, "уставе" мёда, четырёх "ушатках" (uszatka) (тип ведра) мёда, четырёх "кули липцу" (kuli lipcu) (жбана липового мёда), "грэчыхе" и о семи "конюхах".
В дарственной грамоте Микалая Ивановича Кезгайлы от 9 мая 1498 года упоминались три меры мёда, называемые "ушатками", "пуд" масла и три "яловицы" (яловые коровы).
(CEV, № 296, 297, 452)

Паны Радзивилы – выдающийся магнатский род, который без сомнения был "литовским", они безусловно были "литвинами". На каком устном языке он говорили дома и диктовали исходный текст грамот писарю для перевода на латынь?
Микалай Радзивил (в разные времена великокняжеский наместник в Смоленске, каштелян в Троках, наместник в Новогородке, в Бельске, затем виленский воевода и канцлер ВКЛ) в своей подтвердительной грамоте от 15 октября 1482 года употребил слова (записаны в тексте грамоты латинскими буквами): земля "на чатырэ сохи", а также луг "на тры сцирты сена"; также говорилось о десяти "пудах" (pudis) мёда.
"Соха" - это не только орудие труда, но и мера измерения поля. "Сцирта" - это слово понятно каждому белорусу, это скирда сена.
(CEV, №324)

Обратимся и к литвинам более "низкого" ранга.
Пан Войдыла был владельцем имения Ушаково у Нарочи. В своей дарительной грамоте от 13 января 1460 года он писал о пяти "копах" пшеницы, трёх "пудах" мёда, и пахотной земле на две "бочки" (тоже единица измерения).
(CEV, №232)
В этой грамоте пана Войдылы упоминался также пан Радзивил Ядагович, имя в крещении которого было Степан, а отец звался Андрушкой. Сохранились две грамоты пана Радзивила Ядаговича, датированные 1483 годом и 30-м мая 1491 года. В этих латинских дарительных грамотах для костёла в Ушакове пан Радзивил Ядагович отписывал костёлу землю на десять (калькировано на латынь) "бочок" (единица измерения поля), луг, где стоит "пуня" ("сарай для сена" – белор.), десятину живности "першородного ожэрэбу", "два безмены" (мера веса) мёда и пахотную землю "подле дороги", "мимо косцёлу нашого".
(CEV, №№ 331, 370)

-------------


Итак, картина абсолютно недвусмысленная и предельно ясная. Как неопровержимо свидетельствуют документы, в том самом живом разговорном языке самих великих князей литовских и всех литовских вельмож и бояр были не только такие юридические термины и единицы измерения, как "серебщина", "полюдье", "подводы", "бочка", "лукно" (которые могли быть международными), но даже и ПРОСТЫЕ РАЗГОВОРНЫЕ слова БЕЛОРУССКОГО ЯЗЫКА, такие как "гаи" (белор. – "рощи), "боры" (у великого князя Ягайло), "грэчыха", "конюхи", "саха", "сцирта" (белор. – "скирда"), "липец" (липовый мёд) и др. Как видим, даже литвины с балтскими по происхождению именами (как Войдыла или Гедыгольд) принадлежали к единому народу литвинов (белорусскому народу). И тот самый разговорный, родной, бытовой, устный язык великих князей и литовских вельмож в 14 веке (вокруг которого летувисские акробаты нагоняют столько мистификаторского тумана, считая всех вокруг умственными инвалидами, неспособными проанализировать тексты грамот) – это и есть тот самый БЕЛОРУССКИЙ ЯЗЫК, который мы всегда, с самого начала истории Великого княжества Литовского наблюдаем во всех грамотах и документах великих князей литовских и государства. И средневековые литвины – это и есть белорусы.


P.S.:
"Литва граничит с Польшей с востока. … Язык народа – славянский". (Эней Сильвий Пикколомини, 1458 г.)

ЛИТОВСКИЙ СТАТУТ: "Не обчым [иностранным] яким языком, але своим власным права списаные маем". (Статут Великого княжества Литовского, 1588 г.)

Словарь Памвы Беринды 1627 года: "Петель. Чэски и Руски когут. Валынски певень. Литовски петух".



Top of the page Bottom of the page



Frozen
Jump to forum :
Search this forum
E-mail a link to this thread

 

(Delete all cookies set by this site)
Running MegaBBS ASP Forum Software
© 2002-2017 PD9 Software